О работе северодонецкого «Азота» рассказал председатель правления

О работе северодонецкого «Азота» рассказал председатель правления

О работе предприятия во время карантина, о мерах, принятых для обеспечения безопасности работников в связи с распространением коронавируса COVID-19, рассказал председатель правления ЧАО «СЕВЕРОДОНЕЦКОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ АЗОТ» Леонид Бугаев.

– Как работает предприятие в условиях введения карантина?

– Северодонецкий «Азот» в начале марта запустил полный цикл производства – это выпуск аммиака, карбамида и аммиачной селитры. Мы долго к этому готовились, поэтому важно то, что сейчас мы работаем стабильно. Конечно, с введением карантина появились дополнительные вопросы, которые нужно решать. И мы их решаем, чтобы обеспечивать стабильность деятельности предприятия.

– Сказалась ли нынешняя непростая ситуация на производственном процессе? Как выполняются поставленные производственные планы и обязательства перед потребителями, которые ждут продукцию?

– Наш план производства на март – это 46 тыс. тонн аммиачной селитры и 32 тыс. тонн карбамида. На апрель программа производства будет чуть-чуть выше – до 48 тыс. тонн селитры и 36 тыс. тонн карбамида. Плюс мы запустили производство карбамидо-аммиачной смеси (КАС) – до 5 тыс. тонн в месяц. Поэтому, я думаю, у сельского хозяйства проблем не должно быть. Аграрии могут спокойно брать наши удобрения, вносить их в землю.

Дополнительно, в связи с пуском аммиачного производства, мы начали производить углекислый газ, аргон, азот. Поэтому сегодня на предприятии идет нормальный производственный процесс, планово ведется выпуск продукции, выполняются заключенные договора на поставку удобрений.

– Для борьбы с распространением коронавируса принят целый ряд мер на государственном, региональном уровнях. Как на «Азоте» заботятся в этот период о своих работниках?

– На своем уровне мы также стараемся контролировать ситуацию. Предприятие закупило бесконтактные термометры, теперь проводится измерение температуры работников при пересечении проходных. Если у кого-то из работников обнаруживаются симптомы заболевания, их направляют к специалистам медико-санитарной части закрытого типа.

Приобретаются дезинфицирующие средства в необходимом количестве, во всех помещениях всех структурных подразделений проводится дополнительная дезинфекция. Также закупаются необходимые средства защиты для работников, в частности, масок, респираторов. Буквально на днях на предприятие поступила очередная партия из 10 тысяч масок.

– А как сложившаяся ситуация сказывается на самих работниках, их настроении? Знают ли они, как действовать в новых условиях, какие меры безопасности, требования личной гигиены соблюдать?

– Считаю, что это очень важный вопрос. Дело ведь касается психологии людей. Каждый воспринимает и реагирует на ситуацию по-своему: кто-то очень переживает и принимает происходящее близко к сердцу, другие, наоборот, могут относиться к этому беспечно. Мы используем все наши внутренние информационные ресурсы, чтобы объяснять, доносить важную информацию до работников. Они должны видеть и понимать, что и для чего делается на предприятии, какую роль в этом играет каждый из нас. Волнение людей понятно и естественно, поэтому надо больше объяснять, говорить о важности элементарных мер, о необходимости избегать скопления людей или чаще мыть руки. Если все спокойно объяснять, то работники с пониманием относятся и к изменениям ситуации.

– Кстати о скоплении людей: как на «Азоте» решается этот вопрос? Обеспечивается ли какая-то изоляция и как это согласуется с ведением производства?

– Запрет всех массовых мероприятий, собраний, конференций – это было, наверное, первое, что мы сделали, и это естественно в сложившихся условиях. Постарались вообще свести к минимуму личные контакты работников, максимально используем электронные коммуникации: телефон, электронную почту. Это что касается офисной работы. На промышленной площадке мы также постарались оставить только тех работников, которые связаны непосредственно с выпуском продукции и обеспечением производственного процесса.

– А рассматривался ли вариант дистанционной работы?

– Да, мы сделали для ряда работников людей места с удаленным допуском. Конечно, это дополнительные затраты по оборудованию таких рабочих мест, но мы считаем, что это правильное решение. И акционер идет нам в этом навстречу, помогает в решении данных вопросов. Поэтому обеспечиваем работникам удаленный допуск и, повторюсь, сводим к необходимому минимуму пребывание людей на промышленной площадке.

– Карантин внес коррективы в работу не только предприятий, но и, наверное, в жизнь каждого человека. Как предприятие помогает работникам справляться с ними?

– Да, действительно, после введения карантина у людей возникло много непредвиденных трудностей. Например, садики и школы закрылись, и детей просто не с кем оставить – не у всех есть рядом бабушки и дедушки. Поэтому мы пошли навстречу и молодым мамам, предлагая им, если есть такая необходимость и желание, взять отпуск и быть с детьми дома.

– Во многих городах в связи с введением мер по борьбе с коронавирусом стала очень актуальной проблема доставки людей на работу. Есть ли эта проблема на «Азоте»?

– Я бы сказал, что у нас эта проблема минимизирована. Сейчас городской маршрутный транспорт, троллейбусы работают, соблюдая введенные ограничения по количеству перевозимых пассажиров. Люди это понимают и, соответственно, корректируют свое время.

Но благодаря тому, что Северодонецк – город все-таки очень компактный, эта проблема никогда не была для нас такой уж актуальной. Работники, которые живут в старой части города, приходят на работу пешком за 15-20 мин. Пока проблемы острой нет. Мы следим за ситуацией, и если нужны будут дополнительные меры, будем принимать соответствующие решения. Сейчас же, с пониманием относясь к ситуации и идя навстречу работникам, мы расширили временные рамки пересечения проходных, сделали, таким образом, рабочий график более гибким.

– Нет ли опасений, что работа предприятия будет нарушена в связи с введением карантина, ограничительных мер?

– Конечно, было некоторое волнение, когда обсуждался вопрос о введении режима чрезвычайного положения в Украине. Для нас нарушение режима работы предприятия – это был бы сильный удар. В первую очередь, для нас, а в ближайшей перспективе – и для всех. Ведь недопоставка удобрений аграриям в период посевной кампании (и, соответственно, невнесение этих удобрений на поля) привела бы к снижению урожайности. А это имело бы прямое влияние на цену продуктов питания, причем базовых продуктов.

Поэтому мы оперативно обратились в Луганскую областную государственную администрацию. Там с большим пониманием отнеслись к ситуации, и на недавнем областном штабе по противодействию коронавирусу на Луганщине председатель областной администрации Сергей Гайдай объявил о том, что северодонецкий «Азот» внесен в список стратегических предприятий и продолжит работу. Мы на «Азоте», в свою очередь, прилагаем все усилия, чтобы и дальше стабильно обеспечивать аграриев качественными минеральными удобрениями в необходимом количестве.

Комментарии для сайта Cackle