Немощное правосудие: Более восьми лет не могут осудить обвиняемых в вооруженном нападении на завод

Немощное правосудие: Более восьми лет не могут осудить обвиняемых в вооруженном нападении на завод

Медленный темп, драматический и эмоциональный сюжет, - в общем, мыльная драма «Наказание преступников ограбивших Северодонецкий стеклопластик в мае 2013 года» в исполнении украинского правосудия продолжилась очередной серией, то бишь, судебным заседанием.

Вот уже почти полгода как Луганский апелляционный суд вернул уголовное дело по вооруженному ограблению завода «Северодонецкий стеклопластик» в суд первой инстанции. Время идет, а правосудие так и не удосужилось даже завершить этап подготовительного заседания, не говоря уже за рассмотрение дела по существу в Рубежанском городском суде. И виновниками в такой задержке, по большей части, оказывались именно адвокаты обвиняемых. К примеру, в августе не состоялось заседание по причине «вскочившего в ухе адвоката фурункула». Ну а что делать, работа такая у защитников – страдать вместе либо вместо своих подзащитных.

И очень интересный момент, адвокат Максим Осыка, из-за фурункула которого и перенесли разбирательство более чем на месяц, так и не представил соответствующую медицинскую справку. По крайней мере, те же потерпевшие не смогли убедиться в уважительной причине неявки Осыки на прошлое заседание, и как следствие его переноса. Но кто такие потерпевшие в глазах маховика правосудия? Без их мнения судья даже меру пресечения обвиняемым меняет либо продлевает, а тут целый адвокат… да еще и с прыщиком в ухе!

И, да, защитники подсудимых уже разошлись настолько, что даже такая мера пресечения обвиняемым как домашний арест, их не удовлетворяет! Желают, чтобы подсудимых выпустили под честное слово – личное обязательство. Самым шустрым здесь оказался адвокат Юрченко, подопечный которого вдруг нежданно-негаданно обзавелся гражданской женой в другой области. И вот теперь, чтобы первичная социальная ячейка общества – семья, не распалась и могла продолжить свое существование, надо всего ничего – заменить домашний арест, на личное обязательство обвиняемого.

Самое смешное, но судья Коваленко, разбирающий данное дело, довольно-таки серьезно воспринимает подобные ходатайства. И даже дает бесплатные консультации. Мол, вы, адвокат, можете ведь прямо обратиться к суду с подобной просьбой. И, конечно же, просьба будет услышана, рассмотрена и возможно подсудимый, даже без изменения меры пресечения, получит шанс отлучиться с места проживания на три-пять дней… а может и неделю, месяц… Ну действительно, у нас самый гуманный суд в мире!!! И это с тем, что подсудимые обвиняются в вооруженном ограблении целого предприятия.

Кстати, по поводу ВООРУЖЕННОГО ограбления. А где же само оружие? Откуда оно появилось у разбойников и куда делось? А ведь вооружены они были автоматом «Калашникова». Насколько известно, дело по оружию выделено в отдельное производство и до сих пор расследуется, точнее, пылиться где-то в архивах Северодонецкого горотдела полиции. Вот это почему-то ну нисколечко никому не интересно, кроме самих потерпевших.

Зато и судья, и адвокаты обвиняемых очень даже заинтересовались проблемой участия представителя страховой компании (у которой было застраховано похищенное оборудование) в судебных заседаниях по видеосвязи и ходатайства о не проведении заседаний без её участия. Видите ли, у них есть опасения, что не всегда будет возможность технически обеспечить такую видеосвязь. Вот это действительно стало «глобальной» проблемой и по обсуждению заняло четверть всего времени проходившего заседания. И все это время представитель страховой компании пыталась доказать свое право на участие в заседаниях посредством видеосвязи, судья же, а потом и адвокаты, никак не могли понять, как проводить заседания, если суды не смогут обеспечить одного из участников процесса этой самой видеосвязью. Какой-то сюр, а не работа серьезного органа. Ну, вот какое дело страховой компании до этих проблем? Она имеет право на участие в заседаниях таким образом и точка. А все ее обязанности перед государством прописаны в законах Украины.

Обеспокоенность представителя страховой компании, в отношении её присутствия на судебных заседаниях понятна, ведь двумя месяцами ранее «по тихому» были освобождены из под стражи обвиняемые и отсутствие на суде данного представителя как и других потерпевших никого не интересовало, а тем более никто не спрашивал их мнение.

Вторым по продолжительности обсуждения стало разбирательство ходатайства все той же страховой компании, которым она уведомляла суд о смене ею названия. Ну и, конечно же, дальнейшее участие ее представителя уже под новым именем компании. И вот тут опять началось что-то непонятное. Компания не меняла реквизиты, а только название. Ходатайство и выписку о смене названия предоставила. Но этого оказалось мало! Адвокатам подавай протокол собрания акционеров, на котором происходила смена названия компании! Складывается впечатление, что данную компанию просто хотят убрать из судебного процесса. А почему бы и нет? Нет истца, одной головной болью меньше.

Также неравнодушно адвокаты отнеслись и к участию журналистов в судебных заседаниях. Активизировались здесь защитники после того, как судья Коваленко поднял вопрос в каком же режиме проводить разбирательство: закрытом либо открытом? Вот, казалось бы простой вопрос. Ответ на него может быть только однозначным: открытое заседание либо закрытое. Так нет же… Адвокаты умудрились и здесь растянуть время на добрый час! Они, видите ли, все за открытое заседание, но… но требуют запрета видеосъемки самого процесса! А ведь судья не спрашивал их мнения по факту присутствия в зале представителей СМИ! Или «корона» у защитников настолько выросла от безнаказанности, что им плевать на председателя заседания?

Да и претензии выставленные адвокатами к журналистам вызывают только усмешку. К примеру, тот же адвокат Осыка оказался недоволен тем, что нами был упомянут его прыщик в ухе, из-за которого отложилось одно из заседаний. И очень упирал на то, что журналисты раскрыли общественности его диагноз. А это, мол, врачебная тайна! И вот что на это можно сказать? Наверное, только то, что изначально диагноз Осыки озвучил его подзащитный перед двумя десятками людей в открытом судебном заседании. Так что это уже была никакая ни тайна.

Оригинальностью не блеснули и другие адвокаты. Очередным упреком в сторону СМИ, было то, что журналисты указывают фамилии, как обвиняемых, так и их адвокатов. По их мнению, это неправильно. И забывают адвокаты, что их ФИО, как и ФИО их подзащитных, публикуются в открытом доступе на сайтах судов различных инстанций, там, где рассматривается данное уголовное дело. А также вывешиваются на информационных стендах в судах под фамилией судьи, который рассматривает дело. Разве что только фото их там нет.

Еще одна оригинальная по «красоте» причина, обосновывающая, по мнению адвокатов, запрет на видеосъемку – документация и другие вещественные доказательства, которые будут рассматриваться в суде. Опять же, по мнению защитников обвиняемых в разбойном нападении, если такая документация станет достоянием общества, то это может негативно отразиться работе предприятия ООО «НПО «Северодонецкий Стеклопластик»! Оригинально, не правда ли?! То есть, адвокаты подсудимых, которых судят за разбойное нападение и хищение материальных ценностей на многие и многие миллионы, обеспокоены тем, что журналисты могут как-то информационно навредить ограбленному их подзащитными предприятию. Вот где профессиональный цинизм высшей пробы!

Также совершенно непонятным оказался спор из-за свидетелей. Так как рассмотрение дела начинается фактически с нуля, с суда первой инстанции, то и сторона обвинения и защита указывают свидетелей, которых необходимо допросить в зале суда. И если со стороны обвинения никаких вопросов не возникло, то вот адвокаты не стеснялись выказывать свое недовольство по свидетелям, которые вносил прокурор.

И, конечно же, что и не удивительно, предварительное заседание так и не было завершено. Его окончание перенесли еще на месяц. А все потому, что закончилось время видеосвязи с представителем истца страховой компании. Ведь заседание планировалось провести в течении трех часов, с 10:00 до 13:00. Именно такое время и было заказано на видеосвязь с Печерским судом, где находился представитель истца. Однако суд, а по большей части адвокаты, умудрились затянуть заседание и, уже в 13:30 видеосвязь прервалась. На что судья Коваленко развел руками, с выражением: «ну я же говорил, что могут возникнуть проблемы со связью». Конечно прервется, особенно, если учитывать и то, что заседание началось не в 10:00, а в 10:20ч.

Следующее заседание суда по данному делу состоится аж в конце октября. И нет никакой уверенности, что и тогда суд пройдет стадию подготовительного процесса. И все это время, пока затягивается слушание дела, обвиняемые в вооруженном нападении на завод, будут свободно разгуливать по городам, возможно, даже путешествовать в другие области.

"Восточный репортер"

Комментарии для сайта Cackle