Девятый год с момента ограбления Северодонецкого «Стеклопластика»: Фемида слепа, а преподаватель ЛГУВД защищает обвиняемого в разбое

Девятый год с момента ограбления Северодонецкого «Стеклопластика»: Фемида слепа, а преподаватель ЛГУВД защищает обвиняемого в разбое

 Всего лишь несколько месяцев осталось до очередной, девятой, годовщины со дня ограбления одного из градообразующих предприятий Северодонецка — ООО "НПО "Северодонецкий Стеклопластик". Девять долгих лет, за которые украинская Фемида так и не смогла разобраться с резонансным преступлением и наказать виновных. И на сегодняшний день, как и в 2013 году, уголовное дело продолжает находиться на рассмотрении уже в Рубежанском городском суде.

За это время не единожды поменялся состав судей, приходили и уходили адвокаты обвиняемых, сами подсудимые начинали страдать различными заболеваниями и чудесным образом от них излечивались, когда их выпускали на свободу, но правосудие оставалось неумолимым и никак не желало покончить навсегда с данным делом.

Очередное заседание, прошедшее в январе текущего года, показало, насколько непредсказуема бывает наша жизнь и какие в любой момент могут произойти неожиданности. Как мы писали ранее, еще в ноябре месяце прошлого года снова тяжело заболел подсудимый Польщиков. Настолько тяжело, что судья Коваленко, разбирающий уголовное дело, даже не избрал ему меры пресечения. Подобное действие оказалось заразным и вот уже новыми заболеваниями начинает страдать и обвиняемый в организации разбойного нападения Масличенко. А адвокат Горбатенко (младший) ходатайствует об изменении меры пресечения. Мол, его подзащитному необходимо покинуть город, да и вообще область, дабы пройти соответствующее обследование и лечение в Киеве, а домашний арест не даёт такой возможности.

По уже устоявшейся традиции, решение вопроса с очередным болезным, судья Коваленко проводил в закрытом режиме. Якобы для того, чтобы коварные журналисты не проведали о диагнозе подсудимого и не рассказали об этом общественности. Спешим огорчить. Диагноз нам известен. Причем известен весь диагноз, который включает в себя целый перечень заболеваний. Скажем так, врачи из КО «Северодонецкая городская многопрофильная больница» не постеснялись…

Естественно, публиковать этот перечень заболеваний мы пока не будем, однако скажем, что новый  диагнозов связан с нарушением работы головного мозга, а также добавим, что Масличенко не лежал в больнице стационарно. Свое лечение он проходил амбулаторно. Хотя, заметим, на заседании в декабре, когда он не явился в суд, его адвокат Горбатенко утверждал, что Масличенко лежит в больнице. Правда свою оплошность и адвокат, и подсудимый объяснили судье тем, что находясь под домашним арестом, Масличенко был вынужден каждый раз возвращаться с больницы домой ночевать. И тут встает дилемма: толи Масличенко не совсем больной, если может ежедневно бегать с больницы домой и обратно, толи адвокат с подсудимым считают и судью, и потерпевших совсем уж недалекими людьми.

 К счастью, на этот раз, судью Коваленко слова адвоката и подсудимого не впечатлили, и Масличенко продлили домашний арест. Тем более, что у подсудимого не было даже врачебного направления на обследование в клиниках Киева. Поэтому судья решил просто – арест продлил, а если у подсудимого будет реальная необходимость в таком обследовании и лечении, то его адвокату никто не мешает обратиться с отдельным ходатайством, о разрешении отлучиться болезному на время в другие регионы страны.

Стоит заметить, что это уже вторая попытка обвиняемых в разбойном нападении подобным образом уйти от ответственности. И, кстати, одних и тех же обвиняемых – Польщикова и Масличенко. По аналогичной схеме, в 2015 году, Польщиков вообще был выведен из уголовного процесса как безнадежно больной. Что, в общем-то, не мешает ему здравствовать и зарабатывать себе очередные уголовные дела.

Кстати, защищает Польщикова не просто адвокат, а действующий преподаватель Луганского государственного университета внутренних дел Максим Осыка. По крайней мере, в 2021 году Осыка был одним из членов экзаменационной комиссии и занимал должность преподавателя кафедры уголовно-правовых дисциплин факультета подготовки специалистов для подразделений Национальной полиции Украины.

 Вот даже так бывает. И тут тоже интересный вопрос: А он случайно не преподает свой предмет будущим полицейским так, чтобы потом ему же и было легче защищать обвиняемых в судах? А мы потом еще жалуемся на плохую подготовку и некомпетентность полиции.

И, конечно же, Осыка, равно как и адвокат Горбатенко, очень даже против того, чтобы на данном судебном разбирательстве журналисты проводили аудио и видео фиксацию заседания. Практически на каждом слушании поднимается вопрос работы журналистов по освещению этого процесса. И инициаторами такого вопроса вновь и вновь становятся указанные адвокаты. Что еще раз наталкивает на мысль: чему же хорошему и правильному учат будущих полицейских в ЛГУВД такие преподаватели как Осыка?

Ах да, следует отметить, что до марта 2019 года Осыка работал на должности старшего следователя по особо важным делам следственного отдела управления  по расследованию уголовных производств следственными органами прокуратуры и процессуального руководства прокуратуры Луганской области. Как все переплелось то в этой истории.

А тем временем дело начинает обрастать еще новыми фамилиями и участниками. Здесь стоит указать, что существует несколько уголовных дел по факту разбойного нападения на «Стеклопластик». Про одно, основное, по которому и идут сейчас суды, всем известно. Но, в тоже время, еще в ноябре 2013 года было открыто уголовное производство под № 12013030110000300 в котором, кроме пяти известных фамилий обвиняемых, оказывается еще два неустановленных лица. А само дело выделялось в отдельное производство якобы для того чтобы установить кто обеспечил разбойников автомобилями, оружием и другой техникой для совершения нападения на предприятие и его грабежа.  

 Правда, по нашей информации, по этому делу никаких следственных действий так и не было предпринято. И оно до сих пор пылиться где-то на полках в следственном отделе Северодонецкой полиции. Нет на скамье подсудимых и Митроги, который, по первоначальной  версии милиции, проинформировал преступников, как попасть в помещение, где хранились ценности. Его, внимание, защищала некая Галина Слупская. Эта дама, еще раз внимание, в свое время работала в следственном отделе Северодонецка, точнее, руководила следственным отделом, и находилась в подчинении тогдашнего руководителя Северодонецкого горотдела милиции Шовикова. А как мы уже писали ранее, Шовиков приходится дядей Масличенко.

Из этого прямо напрашивается вывод, что нападение на «Стеклопластик» происходило в непосредственной связке бандитов с некоторыми правоохранителями. Разбойники грабили завод, а тогдашняя милиция, как действующие, так и ушедшие сотрудники, осуществляла их прикрытие и уничтожение следов преступления. Да и вообще, чем дальше вникаешь в данное разбойное нападение, то все больше складывается впечатление, что в том ограблении не участвовали либо не оказались к нему непричастны только самые ленивые.

Также, на наш взгляд, есть еще один интересный персонаж в этой истории, это бывший работник «Стеклопластика» и сослуживец Масличенко. Назовем его пока просто «О». Так вот, этот «О», который вообще нигде не фигурирует, интересен тем, что работал на предприятии во время его ограбления и, что показательно, первое нападение на патруль охраны, произошло как раз в его смену и в непосредственной близости от места его работы. Здесь можно предположить, что преступники скрывались в помещении, в котором работал «О». Но все это оказалось почему-то неважным и неинтересным для тогдашней милиции.  И, да, данный сослуживец Масличенко, после грабежа завода, вдруг резко разбогател. Внезапно покупает себе автомобиль и открывает свой маленький бизнес в городе «С» недалеко от Северодонецка.

Мы конечно не против того, что обычные работники становятся вдруг бизнесменами, но встает, опять-таки, целый ряд вопросов: Как много рабочих имеют возможность за свои зарплаты покупать автомобили и открывать собственные дела? И, «не встановлена особа», которая фигурирует в уголовном деле, случайно, не является ли этим самым сослуживцем Масличенко? Милиция вообще рассматривала такие варианты?

Учитывая тот факт, что выведенное в отдельное производство дело так и не дошло до суда, можно утверждать, что ничего ни тогдашняя милиция, ни нынешняя полиция не расследовали, да и не собирается расследовать. По всей вероятности, никому не выгодно, чтобы установили, откуда появился и куда делся тот же автомат Калашникова, с помощью которого было совершено преступление.

Чтобы быть не предвзятыми в изложении материалов по данному делу стоит отметить профессиональную работу сотрудников уголовного розыска и их руководителей, которые в кратчайшие сроки задержали пятерых преступников с частью похищенного имущества, но как видно из материалов судебных решений их работа может разваливаться в следствии и судах. Казалось, что может быть проще, есть пять человек из банды, допрашивай и устанавливай других, ведь на «дело» не идут с неизвестными. Выясняй откуда у них оружие и боеприпасы. Ведь есть и гильзы и одна пуля пригодная для идентификации…

Но, возвращаясь к прошедшему заседанию суда. Так вот, по его завершению, больной Масличенко, адвокат которого просил суд изменить тому меру пресечения в связи с его заболеванием, бодренько вышел из здания суда, сел в свой автомобиль и спокойно себе уехал, несмотря на прогрессирующее заболевание несовместимое с управлением автомобилем.

Девятый год с момента ограбления Северодонецкого «Стеклопластика»: Фемида слепа, а преподаватель ЛГУВД защищает обвиняемого в разбое
Девятый год с момента ограбления Северодонецкого «Стеклопластика»: Фемида слепа, а преподаватель ЛГУВД защищает обвиняемого в разбое
Девятый год с момента ограбления Северодонецкого «Стеклопластика»: Фемида слепа, а преподаватель ЛГУВД защищает обвиняемого в разбое
Девятый год с момента ограбления Северодонецкого «Стеклопластика»: Фемида слепа, а преподаватель ЛГУВД защищает обвиняемого в разбое